it cz lt rb
ua fr pl en
se by
Dec 13

Как из меня пытались слепить врага народа

Ну вот я и в топе. Сотни людей меня цитируют, десятки сайтов тиражируют мои фотографии, возбужденные журналисты требуют моих и только моих комментариев. Телефон не смолкает. Что же я натворила? Быть может, усовершенствовала гипотезу о дифференциальных уравнениях? Или заложила фундаментальные основы для создания институтов защиты прав человека? Нет, друзья. Причина моей популярности в байнете смешна и нелепа, как бывают смешны и нелепы информационные поводы отдельных сайтов и стиль работы «журналистов», их обслуживающих. Но за популярность спасибо.
Змитер Лукашук, корреспондент «Еврорадио», в минувший понедельник позвонил мне домой, чтобы выяснить, за кого я голосовала на Национальном отборочном туре конкурса «Евровидение–2013». Я много лет работаю в СМИ, и меня сей факт поразил, поскольку со времени события прошло уже три дня. Кому нужна такая несвежая осетрина? Победительница Алена Ланская уже наверняка успела выучить новую песню, а я — сосредоточиться на семейных проблемах. Тем более в понедельник у меня был законный выходной, и звонок Лукашука на личный, не служебный, телефон меня обескуражил. О том, что информационный повод, мягко говоря, протух, я и сообщила собеседнику в первых строках нашего диалога. Да и не могла я ему ответить, за кого голосовала, — это секрет членов жюри. Но этот Змитер был дико напорист, неустанно тараторил, то и дело переходя с белорусского на трасянку: «обзваниваю», «как бы», «хотя», «все же»... От его приставаний у меня заболели и уши, и ногти. Ну что за такой нахал приперся ко мне домой и мучает своей чепухой, хоть участкового зови! При этом Змитер требовал от меня какой–то интеллектуальной взаимности и нечеловеческой откровенности. Представьте, дорогие читатели, это не ко мне, а к вам домой, в самое неурочное время, когда оставленная без присмотра каша уже подгорает на плите, звонит какой–то хам и домогается позарез нужной ему «правды».
Что бы вы сделали, окажись на моем месте? Послали бы? И как теперь понимаю, умно поступили. Конечно, и мне надо было бросить трубку, но, каюсь, помешала врожденная вежливость. Захотелось объяснить молодому человеку, что так вести себя нельзя, да и забыть об этом Змитере. Я долго крепилась и посмеивалась, но после очередного назойливого «пытаннечка» поняла, что «беседа» потеряла всякий смысл. «Люблю вас, белорусов», — не без некоторой ласковой самоиронии сообщила я Лукашуку — и повесила трубку. Но, к сожалению, не выключила телефон, и «журналист» продолжал записывать мои эмоциональные комментарии, обращенные к домашним, о «профи», которые ведут себя нагло, глупо и непрофессионально. Мои заключительные слова: «Ненавижу! Ненавижу!» — в дальнейшем легко превратились в интернет–сенсацию. Наш несодержательный разговор Змитер, оказывается, записывал на диктофон, о чем, кстати, «забыл» поставить меня в известность. Хотя это не только незаконно, но и крайне непорядочно! Но что до этого Змитеру? Он выложил беседу в сеть, в открытый доступ. И некоторые слепо верящие написанному граждане подумали, что «разговор проходил в стенах редакции», а на отдельных сайтах «запись» интерпретировали и вовсе дико: «Редактор отдела культуры призналась в ненависти к белорусскому народу». Особенно возбудило массы наблюдение Змитера, что я, дескать, в «рабочее время» была подшофе... Вот как! Какой же замечательный нюх у этого Змитера. Он, наверное, нюхал свою телефонную трубку...
И все, понеслось, задымились мои аккаунты в соцсетях, грянул поток комментариев и демотиваторов, не щадят ревнители Лукашука и редакционную почту. Приведу одно из сотни таких посланий, выбрала самое скромное: «Попова, будь ты проклята, гнида! Мы за тобой придем, посмотрим, как ты тогда ржать будешь!» Вот до какого остервенения дошли некоторые наши современники, возможно, считающие себя «европейцами» и даже «гуманистами»! Ужас!!! Вчера многие адекватные люди интересовались, сколько же я денег заплатила Змитеру за такую мощную пиар–акцию. Но с Лукашуком я знакома только шапочно, некогда он работал в нашей газете. Но славы здесь не снискал, написал две беспомощные заметки и, не выдержав нагрузки, ушел в другие издания, где, наверное, вовсе можно ничего не писать: а так — хлоп в сеть частный телефонный разговор, и — заработал. И — прославился.
Теперь думаю: может, от бескормицы Змитер организовал мой подпольный фан–клуб и приторговывает из–под полы моим home video? Почему нет. Хотя, когда журналисты пишут про журналистов, интересуются их личной жизнью, заглядывают в их замочную скважину, одолевает скука смертная. Мухи дохнут от такой «журналистики». Отвратительно и мерзко.
Но все же зачем Лукашук решил выложить в сеть наш разговор, понять не могу. Скорее всего, так — подлостью и провокациями он лечит свой комплекс неполноценности. Пожелаю ему успехов на этом нелегком пути. Надеюсь, что все у него получится. Судя по замашкам, этот свинский Лукашук в хорошем темпе вырастет в большую хрюшу.
А вот реакция некоторой части «интернет–масс», еще раз повторю, меня поразила. Никакого желания разобраться, включить мозги... Столько злости, тупости, просто неандертальцы какие–то!
Подведу промежуточные итоги этого ЧП, т.е. чепухового происшествия: 1) Звонил Лукашук не в редакцию, а на мой личный телефон, ко мне домой, в мой выходной день. 2) Лукашук требовал от меня невозможного — раскрыть ему тайну голосования. 3) К моей редакционной работе весь этот гротеск не имеет отношения. Лукашук бесцеремонно пытался вторгнуться в мою частную жизнь. 4) Я с наслаждением плюю на тех, кто обвиняет меня в том, что я «ненавижу белорусов». Как вам, господа хорошие, представляется ваш бред? Я — витебчанка, мои родные и близкие — белорусы.
И мой муж белорус. И даже кошка у нас местная, взяли из деревни. 5) Если я что–то и ненавижу — то «стиль», который столь ярко продемонстрировал Лукашук, а именно хамство, непрофессионализм и дурной нахрап. 6) К самому Лукашуку отношусь монописуально. Даже в суд на него подавать не буду, мало ли сегодня убогих и неграмотных крутится вокруг СМИ! А остальным, кто, не зная истинных обстоятельств этой истории, поторопился слепить из меня врага народа, скажу по–девичьи задушевно:
— Извинения принимаются!
Я — человек незлобивый и, самое главное, говорят, не обделена чувством юмора.

Автор публикации: Виктория ПОПОВА

перадрук адсюль

Тэгі: