it cz lt rb
ua fr pl en
se by
Feb 22

У сваім жыцьці я кіруюся трыма прынцыпамі. Першы – калі нехта гэта зрабіў, значыць і я змагу. Другі – рашэньні трэба прымаць хутка. І трэці – пачатае трэба даводзіць да канца.

архітэктар Вальмен Аладаў напярэдадні свайго 80-годзьдзя ў інтэрвію газэце "Звязда"

ніжэй -- нашае з Вальменам Мікалаевічам інтэрвію, зробленае тры гады таму.

Архитектор Вальмен АЛАДОВ:

Минск сегодня - это Цветочный город в книжке про Незнайку!

Председатель Белорусского общественного объединения архитекторов и деятелей строительной науки в интервью «Комсомолке» грустит о сегодняшней минской архитектуре, возмущается разрушением старинных зданий и отвечает на вопрос, может ли рухнуть крыша построенного им Комаровского рынка

Подсветку зданий у нас делали не архитекторы, а осветители

- Вальмен Николаевич, вы довольны сегодняшним обликом Минска?

- Я не могу говорить в общем, потому что есть разный Минск. Его часть, построенная в 50-х годах - это "архитектура навсегда". Но в сегодняшнем Минске многое меня, мягко говоря, удивляет. Например, то, как раскрашивают дома. Вот Институт физкультуры на площади Якуба Коласа. Он был выполнен в гранитной штукатурке нашим талантливейшим архитектором Александром Войновым. А сейчас его раскрасили в какой-то канареечный индийский цвет и радуются… В каждом регионе, в каждой стране сформировалась своя цветовая гамма, свойственная только этой земле. Ведь как приятно смотреть на народные вышивки! Потому что наши люди чувствуют, какие цвета для них ближе.

Когда я смотрю на раскрашенный Минск, я вспоминаю иллюстрации Константина Ротова из книжки про Незнайку. Цветочный город там был раскрашен именно так!..

- А как вам подсветка проспекта?

- Конечно, лучше хоть как-то подсвеченная улица, чем вообще темная. Но у нас подсветку зданий делали не архитекторы, а осветители. Поэтому и получились эти "столбы". Архитектура буквально искажается в вечернее время, теряются все детали, все особенности зданий.

Снос старинных зданий - это чистейший вандализм!..

- Вальмен Николаевич, если проводить параллели, то Минск и Варшава были одинаково разрушены после войны. Но Варшаву отстроили, какой она была столетиями, а в Минске снесли даже то, что уцелело, и выстроили абсолютно другой город… Почему так?

- Варшава была до войны выстроена как столичный город. Там восстановили фасады, за которыми построили новые дома. А Минск был, по сути, провинциальным городом… Да, в тех "итальянских" улочках и двух-, трехэтажным домах тоже была своя красота… Но когда они оказались разрушенными, было решено строить столицу. Когда я был моложе, я был уверен, что это правильно. А сейчас я не знаю… Ведь снесли уцелевшую Советскую улицу, на которой я жил до войны. И она мне очень нравилась… Конечно, нельзя было сносить уцелевшие исторические здания.

- Но ведь и сейчас в Минске продолжают сносить старые здания…

- Это просто вандализм!.. Вредительство чистой воды, не могу по-другому это назвать. Погоня за деньгами, за спонсорами. А нашим спонсорам плевать на все…

- А что вы скажете про проект перестройки костела и монастыря бернардинцев на Немиге под отель?

- Я дал на это отрицательное заключение. Но меня не послушали. Нельзя так относиться к истории, к нашему наследию… Мы были другие. После войны мы смогли сохранить все уцелевшие интерьеры Минска. В гостинице "Беларусь" (сейчас это «Принцесс отель», до недавнего времени - "Свислочь" – прим. Ред.) мы просто ювелирно восстанавливали лепку Бембеля, соскребали ножичком все старые слои краски. Мы обмеряли люстры и заказывали недостающие части на заводе "Неман". А сегодня турки там все отуречили… В универсаме "Центральный" мерзавцы раскрасили все панно, хотя они должны быть белыми. Мы эту лепнину тоже ножичками расчищали, доводили до первоначального вида!.. А получился кич!

Я, грешный человек, тоже проектировал панельные дома…

- История не имеет сослагательного наклонения… Но что-то сделать мне удалось. Тот же Комаровский рынок, как мне кажется, останется. Потому что я сделал его таким не из-за какой-то моды, просто я так придумал.

- Кстати, когда были большие снегопады, говорили, что Комаровка может…

- …рухнуть, да? Во! (Вальмен Николаевич крутит смачный кукиш.) Если посадить на нее самолет, может, и рухнет… Хотя там был нюанс. В 1980 году его сдавали впопыхах, к открытию Олимпиады. И крышу недоделали, 20 лет она протекала. Только недавно все устранили.

- Вальмен Николаевич, но большинство Минска - это страшные панельные дома…

- Я, грешный человек, тоже участвовал в их проектировке… Меня бросили на проектирование типовых домов. Вначале я пытался ввести что-то красивое, какой-то орнамент. Но, оказалось, орнамент - это "безобразие и почти порнография"… Делая эти "коробки", хотели дать каждому по квартире. Но сегодня ясно, что каждому - не получилось, а страшные коробки остались…

Вы хотите жить на 80-м этаже?

- Расскажите, что такое грандиозное будет строиться на месте аэропорта "Минск-1"?

- Там заложили современный район с 80-этажным небоскребом в центре. Вы хотите жить на 80-м этаже? Я еще не встречал человека, который хочет жить на 80-м этаже. Но мы опять догоняем Америку. По молоку и мясу уже догоняли, теперь будем догонять по архитектуре. Но ведь сами американцы живут в одноэтажных домах!.. У нас нет сегодня технологий, чтобы построить такой небоскреб. Но мы, конечно, построим. Поднапряжемся, не сделаем за это время сотню домов нормальных, но этот выстроим… Я, как иностранный член Российской академии архитектуры, был на заседании, где как раз обсуждалось строительство таких зданий. И мне запомнилось, как вице-президент академии Владимир Ильичев сказал: "Построить можно, но самая большая проблема - как мы их потом разбирать будем!?"

- Что вообще останется от сегодняшней архитектуры?

- Классик написал: "От Римской империи нам остался Капителий, Колизей… А если вдруг произойдет катаклизм, от нас найдут только обломки фаянсовых унитазов…" Я такого же мнения.

Сегодня строится "коммерческая архитектура". Но это не архитектура вовсе! Архитектуру нужно рассматривать, получать удовольствие. А что здесь рассматривать?!

- Вальмен Николаевич, недавно мы с моим китайским приятелем из Шанхая обсуждали Минск. Я сказал что-то про библиотеку. А он парировал: "Да у нас такие здания на каждой улице! Чем вы хвалитесь?!" И добавил, что летом поедет любоваться Парижем. А что вы думаете про наш «алмаз знаний»?

- Можно, я не буду высказываться про библиотеку?.. Свое мнение я высказывал на советах, но меня никто не послушал. (Улыбается.)

ДОСЬЕ «КП»

Вальмен АЛАДОВ родился в Минске в 1930 году. Окончил в 1947 году мужскую школу №42, вместе с ним учился нобелевский лауреат Жорес Алферов. В то время отец Вальмена Николаевича был ректором консерватории, а мама - директором Национального художественного музея. Самые известные проекты Аладова - спорткомплекс «Раубичи», Комаровка, универсам «Центральный» в Минске. Вальмен Аладов - доктор архитектуры, член президиума Международной академии архитектуры, имеет удостоверение №001 заслуженного архитектора БССР. Сейчас профессор Аладов преподает в БНТУ.

Надрукавана 01.06.2007 у "Камсамольскай праўдзе" ў Беларусі"

Тэгі: ,