it cz lt rb
ua fr pl en
se by
Jun 05

Вядома, можна казаць пра неадпаведнасьць інтэр'ераў і гд... Але ж -- гэта лепш, чым яна б заняпала і разбурылася. Увогуле, найлепшае выкарыстаньне грамадзянскіх помнікаў архітэктуры -- каб у іх жылі людзі. Тады і сядзібы будуць жыць.

Так сядзіба Грабоўскіх ў Тарнове Лідзкага раёну выглядала пару гадоў таму... (фота Андрэя Дыбоўскага, Глобус Беларусі)

...а так выглядае цяпер! (фота Васіля Матвеева, Рэспубліка)

ніжэй -- больш фота + тэкст з Рэспублікі

Дворца заманчивые своды
Текст и фото: Василий МАТВЕЕВ, «Р»

В Лидском районе работники одного из хозяйств получили новые квартиры в панской усадьбе ХIХ века
Мало кто в Беларуси может похвастаться такой редкой пропиской: агрогородок Тарново, ул. Новикова, 33. Дворец. Поверьте, здесь нет никакой ошибки или игры слов: в прошлом году 11 работников сельхозпредприятия «Можейково» справили новоселье в родовом имении графов Маврасов. Живут-поживают, растят детей и исправно оплачивают жировки: как выяснилось, от них не застрахованы даже вельможные апартаменты с историей.
До графских хором из Лиды можно добраться только на машине. Или проходящим автобусом: как-никак 20 километров, расстояние-с. Среди обычных сельских хат белокаменный двухэтажный палац с вежей виден издалека. «Красота-то какая, лепота!» — эта фраза невольно срывается с языка у каждого, кто приезжает сюда впервые. Мы не стали исключением из правил и сразу же отправились на экскурсию.
То, что дворец не новодел, видно не только по табличке «Охраняется государством». По периметру его опоясывает целое «ожерелье» исторических построек: ледник-погреб, конюшня, мельница и домик челяди. В конце 1880-х годов все это имущество вместе с пивоварней, каплицей, парком и двумя прудами вошло в состав родового поместья графа Дмитрия Мавраса. До осени 1939 года Тарновщина принадлежала курляндским баронам Кехле. После — Советам. Уже в 1940-м на землях имения создан племсовхоз «Тарново», один из 28 в Западной Беларуси.
Но что же дворец? Долгое время в нем размещалась совхозная контора, потом — почтовое отделение, сберегательная касса и узел связи. В последнее десятилетие возраст постройки недвусмысленно дал о себе знать: просела и начала протекать кровля, посыпались стены. Вопрос стал ребром: либо восстанавливать, либо ждать обрушения. Ждать, как мы видим, не стали. Поэтому и снаружи, и внутри это абсолютно свежий, пахнущий краской и штукатуркой дворец. Но вот планировка… Когда открываешь входную дверь, первое, что бросается в глаза, — это белоснежные двери с золочеными номерками квартир. И лестничный пролет, который уводит взгляд наверх.
Звоним в первую попавшуюся квартиру: вдруг кто дома? На пороге — молодая девушка: узнав о причинах нашего визита, улыбается и любезно предлагает войти. Знакомимся. Юлия Хаткевич, начальник плодоовощехранилища, закончила Гродненский аграрный университет три года назад и распределилась на Лидчину. ЛРСУП «Можейково» выбрала не случайно: это самое сильное хозяйство в районе, и здесь нужны не просто кадры для галочки. Здесь нужны специалисты.
— Сразу мне дали комнату в общежитии. Не заставила себя ждать и новая должность. Потом вышла замуж, и нам с Юрием буквально через год предложили этот вариант. Помню, директор вызвал и спросил: «Хочешь жить во дворце?» Я подумала, что он шутит, и бодро ответила: «Почему бы и нет!» Вскоре нам дали эту двухкомнатную квартиру площадью 69 квадратных метров с полной отделкой, — вспоминает Юлия. — Здесь есть все удобства современного жилья: стеклопакеты, газовое отопление, котел, туалет, ванная и кухня с террасой. Только представьте, высота потолков — 3,50, толщина кирпичных стен — метр десять сантиметров. Хоть из гаубицы стреляй, все равно ничего не слышно.
Сколько же стоит такая красивая жизнь? Оказалось, немного: 40 тысяч рублей за саму квартиру и около 200 тысяч по жировке зимой. Юлия признается, что за прошедший с момента новоселья год они с мужем уже свыклись со статусом «живущих во дворце». Все шуточки родни и друзей уже отыграны и остались в прошлом. Одно жалко: жилье служебное. И жить здесь можно, только пока работаешь в хозяйстве.
— Идемте, я покажу вам старинный подвал под домом. Не бойтесь, привидений там нет: старый граф Маврас жил в покоях на втором этаже, — ведет нас Юлия.
Вскоре мы попадаем в помещение с низкими полукруглыми арками-сводами. Сто двадцать лет назад здесь стояли бочки с разносолами, вином и пивом. Сейчас — велосипеды, проросший лук на газетке и коробки из-под бытовой техники. О времена, о нравы!
Наша спутница уже опаздывает к врачу, и мы прощаемся с ней. Следующая квартира — и следующая история невероятного переселения.
— До сих пор не могу поверить своему счастью. Так не бывает! — искренне признается Тереза Гоголушко, оператор машинного доения фермы «Чапличи» ЛРСУП «Можейково». — Мы живем с дочками в этой уютной квартире как у Бога за пазухой. А ведь как нам было трудно: я развелась с мужем, уволилась из прежнего хозяйства и переехала со всеми пожитками в Тарново. Полгода жила с детьми на съемной квартире, старалась на новой работе изо всех сил. Показатели пошли в гору, меня заметили и предложили жилье. Когда мы переступили порог этой двушки, то потеряли дар речи: здесь все новенькое, с иголочки. Заселяйся и живи!
Ларисе и Леониду Масло повезло, пожалуй, больше других жильцов необычного дома. Им досталась единственная двухъярусная четырехкомнатная квартира. Правда, и семья у них самая многочисленная: кроме мамы с папой, здесь прописаны студентка Ольга, школьница Виктория и детсадовец Максим.
— Мы очень ждали это жилье, долгое время ютились у свекрови в деревне Конюшаны за 20 километров отсюда. Там нет ни садика, ни школы, зимой дети вынуждены были каждое утро идти за километр на учебу. Сами понимаете, что это такое… Мой муж работает в хозяйстве механизатором: квартиру ему пообещали и, как видите, дали, — не может скрыть улыбки Лариса. — Площадь просто огромная — 126 квадратных метров, все отделано под евро, со вкусом подобрана мебель. Из гостиной винтовая лестница выводит на третий этаж, прямо во флигель. Тут мы пока еще ничего не делали, вот, сушим белье. А со временем хотим переоборудовать под комнату отдыха: поставить теннисный стол и бильярд. Благо площади позволяют.
Мы подвозим Ларису до почты, где она работает, и берем курс на агрогородок Можейково — головной офис одноименного хозяйства. Отстающее по показателям «Тарново» присоединили к явному лидеру несколько лет назад. И, слава Богу, не навредили: предприятие по-прежнему входит в 50 базовых хозяйств страны и по праву считается лучшим в Лидском районе. В его состав, кроме всего прочего, входит собственный спиртзавод, «ликерка», сад в 120 гектаров и три молочно-товарные фермы на промышленной основе.
— У нас работает почти 600 человек, около 100 из них — в возрасте до 30 лет. И я с гордостью могу заявить, что молодые специалисты у нас никогда не снимают себе жилье. Пожил полгода в комфортабельном общежитии — получил квартиру. Чем плохо? — рассуждает Казимир Рахатко, директор ЛРСУП «Можейково». — В год мы строим не менее 10 квартир. Сейчас, например, в очереди на получение жилья осталось всего 10 человек, но мы уже начали строительство 20 квартир в Тарново. Так что к концу 2012-го этот вопрос будет полностью закрыт.
Настойчивости и пробивной способности директора можно только позавидовать. В середине 1990-х именно он добился разрешения и финансировал реставрацию Можейковской усадьбы 18-го века. Сегодня роскошный панский дворец, конюшня, кухня и другие постройки выглядят, как при Брахотских и Ромерах. Ему же принадлежит идея воссоздания имения графа Мавраса.
— Сначала мы хотели сделать там гостиницу и ресторан, затем — агроусадьбу. Но потом остановились на варианте реконструкции дворца под жилой дом. Признаюсь, мне стоило немалых усилий убедить в этом бывшего министра архитектуры и строительства Александра Селезнева, но в Можейково я вернулся из Минска с положительной резолюцией, — вспоминает Казимир Владиславович. — Проект нам разработали гродненские архитекторы, они же наблюдали за тем, чтобы исторический облик усадьбы не был нарушен. Уже через полтора года объект принимала госкомиссия, — итоговая смета выполненных работ составила 700 тысяч долларов. Зато посмотрите на результат: это ж лебедь, а не дворец! И мне особенно приятно, что здесь теперь живут наши лучшие работники — те, кто хочет и может трудиться на благо своего хозяйства. Скажите, разве они этого не заслужили?

Тэгі: