it cz lt rb
ua fr pl en
se by
Aug 02

Аднаму зь мянтоў-падонкаў, пра якіх я неаднойчы згадваў на старонках гэтага блогу, далі 6 год узмоцненага рэжыму. Хаця я б такіх пачвараў спачатку б кастрыраваў, а пасьля б растрэльваў.

Я ведаю, што калегі гэтага ўблюдка чытаюць блог. Чытайце ўважліва.

Милиционера, изнасиловавшего студентку в служебной машине, посадили на шесть лет

Наталья ШАРАЙ — 30.07.2008

Больше всего в этой истории ужасает то, что милиционер, насилуя девочку в служебной машине, был абсолютно уверен в своей безнаказанности. И поначалу казалось, не без основания. Ведь его начальник, который мог бы предотвратить преступление, «вышел посмотреть фасады».

В праздничный вечер 8 Марта студентка младших курсов Оля (настоящее имя и некоторые детали дела не называем по этическим соображениям) рассталась с подружками у метро. До общежития было несколько сот метров по вполне оживленной улице.

- Милиционера я сразу не заметила. Он выступил из темноты как-то внезапно, как будто поджидал. Я подумала: сейчас праздник, мы хоть и символически, но праздновали в пиццерии... Может, поэтому и решил проверить… - Оля до сих пор содрогается, вспоминая произошедшее. - Он приказал пройти за ним к милицейской машине, которая стояла в темной подворотне. Я даже не спросила: зачем? Я тогда не знала, что не всегда можно доверять людям в милицейской форме…

Как и большинство обычных людей, Оля не умела отличать патрульно-постовых от остальных сотрудников «Охраны». И не знала, что в функциях патруля «Охраны» - охрана зданий и помещений, поставленных на сигнализацию, а не отлов отпраздновавших Восьмое марта девушек. Сотрудник этого отдела должен иметь очень и очень веские основания, чтобы приглашать пройти. У милиционера Александра П.* оснований не было.

В милицейских «Жигулях» на передних сиденьях сидели еще двое сотрудников - старший группы и водитель. Александр П. приказал девушке сесть на заднее сиденье, сам уселся рядом. По словам Оли, лиц тех, кто сидел впереди, она не разглядела. И не поняла, почему они вдруг вышли. По их словам - чтобы что-то проверить на фасадах здания.

По делу они шли как свидетели. Потом водитель признавал: левая задняя дверь была заблокирована, открыть ее пассажир самостоятельно не мог. Оля оказалась в западне. Отбиться от приставаний крупного взрослого мужчины на заднем сиденье «Жигулей» она не смогла:

- Я плакала, умоляла, говорила, что у меня критические дни, но ничего не помогло…

Тут не выдерживает мама Оли:

- Его родители приезжали к нам! Рассказывали, что у него есть ребенок, что жена беременная, мол, пожалейте ее, заберите заявление. А моего ребенка он пожалел? Когда она его умоляла отпустить, пожалел?

Заплаканная девушка пришла в общежитие в двенадцатом часу. И позвонила в милицию и скорую.

В хрупкой студентке оказалось достаточно сил, чтобы выдержать проверки, очные ставки с насильником, бесконечное повторение своей ужасной истории. Всю ночь на 9 марта она провела в дежурной части. Только утром ее повезли на освидетельствование. А потом два месяца подряд какие-то люди ей постоянно намекали, что она не добьется правды. Что у насильника большие покровители. К родителям заявлялись ходатаи, представлялись высокими чинами, просили, грозили, предлагали варианты сделки с совестью. Сам насильник вылил на девушку столько словесной грязи, что не у каждого зрелого человека выдержали бы нервы. Его версия для следствия была из области «о чем мечтают подростки»: мол, девушка сама бросилась к нему в объятья, а он не смог отказать.

Мало того, пока длилось следствие, Александр оставался на свободе. Даже разыскал Олю в общежитии, требовал, чтобы она забрала заявление, пытался всучить номер своего мобильника.

- Взяла бы тогда номер, раз позвонила, потом бы вообще сложно было доказать, что не была с ним до того кошмара знакома, - уже совсем по-взрослому рассуждает Оля. Поддержали девочку родители - приехали из райцентра, оставив работу, сняли квартиру, забрали дочку из общежития. Отбивались от ходоков. И верили, что справедливость восторжествует.

- Оля такая хохотушка была, такая солнечная, а сейчас вот молчит все больше… - вздыхает мама. - Но на занятия ходит, она ведь у нас отличница.

До последнего Олина мама и даже ее адвокат не были уверены в том, что суд примет обвинительное решение. Одно дело - обычный насильник, другое дело - милиционер.

- Вы довольны приговором? - поинтересовался KP.BY у Оли.

- Вполне… И родители тоже.

Суд Советского района Минска учел, что было использовано служебное положение. Милиционера-насильника приговорили к шести годам усиленного режима.

Он попытался оспорить приговор в городском суде, но там все оставили без изменений.

*Мы не публикуем фамилию милиционера-насильника. Потому что у него есть семья. Дети не должны пострадать из-за того, что у них такой отец.

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

Больше всего в этой истории ужасает то, что милиционер, насилуя девочку в служебной машине, был абсолютно уверен в своей безнаказанности.

И поначалу казалось, не без основания. Ведь его начальник, который мог бы предотвратить преступление, «вышел посмотреть фасады». Когда запахло жареным, к родителям Оли пошли договариваться не только родители насильника. Ходокам история казалось проходной: мол, подумаешь, изнасиловал - не убил же, давайте замнем!

К чести департамента «Охраны», все три сотрудника, бывшие в тот злополучный вечер в «Жигулях», были быстро уволены. МВД не посчитало, что абстрактная честь мундира важнее жизни юной девушки. Но даже то, что справедливость в итоге восторжествовала, почему-то не внушает особого оптимизма. Вспоминается прошлогодняя история гродненского маньяка, тоже сотрудника «Охраны», на счету которого было несколько изнасилований и зверских убийств. Маньяка расстреляли, милицейские чины пообещали, что в системе МВД усилят контроль за моральными и психологическими характеристиками сотрудников. И вот снова не разглядели…

Aug 02

Тое, што Валеры Панюшкін -- выдатны журналіст -- я зразумеў тады, калі раздрукаваў з інтэрнэта і павесіў у сябе дома адну-адзіную фразу зь ягонага артыкула:

"Была бы моя воля, я бы избрал девочку Вику Мороз главой белорусской оппозиции. Эта девочка – единственный известный мне гражданин Беларуси, который готов лучше умереть, чем терпеть насилие".

А зараз вось на сайце "Салідарнасьці" знайшоў чарговы допіс Панюшкіна, які прачытаў на адным дыханьні. І вам раю!

Полицейская операция

Валерий Панюшкин, The New Times, 01.08.2008

Вы же представляете себе, как выглядит лондонский паб в пятницу вечером? Вот ровно так он и выглядел. Мало сказать — толпа. Это была, страшно подумать, какая толпа! Как сельди, набитые в бочку из-под кильки.

Гвалт был такой, как будто не просто «Челси» играла с «Манчестером», но будто играли они на бирже, а все болельщики одновременно были еще и брокеры и орали не только в поддержку своей команды, но и в связи с падением котировок — вот какая это была толпа. А люди все прибывали. И места всем не было. Стояли на тротуаре, на улице, в скверике через дорогу. Из паба наружу передавали стаканы с пивом. В общем шуме нельзя было понять, о чем говорили друг с другом все эти люди, но говорили до хрипоты.

Я тоже стоял возле этого паба и пил тягучий, как мед, стаут с черносмородиновым сиропом и болтал с черной, как ночь, девушкой из Бангладеш. Девушку неожиданно звали Валерия.

Через несколько дней британские войска должны были войти в Ирак. Назавтра в Гайд-парке должна была состояться антивоенная демонстрация, и Валерия всерьез говорила, что если на демонстрацию придет миллион человек, то войны не будет, а Тони Блэру ничего другого не останется, как только уйти в отставку.

В уличной темноте из всей Валерии разглядеть можно было только белые зубы, белые белки глаз, розовые губы и розовый кулон на шее. И она всерьез верила, эта растворившаяся во тьме девушка, что пойдет завтра в Гайд-парк и остановит войну.

«Нет, ты послушай, — розовые губы порхали независимо, как экзотический мотылек. — Правительство просто не сможет удержаться. Ты представляешь себе, сколько это — миллион человек?»

На этих ее словах из паба раздались какие-то особо истошные крики. Толпа в пабе принялась качаться, как качается океан. И люди выплескивались из двери, как выплескивается из стакана пивная пена.

«Что там? Драка! — констатировала Валерия ровно тем же тоном, каким только что говорила о международной политике. — Интересно, кто-нибудь вызвал полицейских?»

Я понятия не имел, как в Лондоне вызывают полицейских. Но кто-то их явно вызвал.

Минуты через три к пабу подъехала полицейская машина, и из нее вышли два молодых человека в этой их красивой полицейской форме со шлемами, принятыми, кажется, еще во времена королевы Виктории. Полицейские были безоружны. Теперь, после взрывов в метро, лондонская полиция иногда ходит с оружием, а тогда, перед войной в Ираке, они не носили не только пистолетов, но даже и дубинок.

Драка в пабе продолжалась. Полицейские деловито подошли к дверям, постояли минуту, обменялись парой, видимо, совершенно профессиональных соображений, сняли шлемы, положили шлемы перед дверьми на тротуар и решительно вошли в паб, как иной купальщик решительно входит в бушующие морские волны.

Через минуту драка была прекращена. Полицейские вышли из паба, и каждый из них вел под локоть по здоровенному парню, каковые, видимо, и были зачинщиками драки.

С одним из зачинщиков полицейские решили провести разъяснительную работу. Тот полицейский, что постарше, говорил парню, стоявшему перед ним, как провинившийся школьник: «Вы поступили дурно. Драки в общественных местах запрещены законом. Это официальное предупреждение. Возвращайтесь в паб и никогда, слышите, никогда больше не устраивайте в пабах драк».

Ко второму зачинщику полицейские, посовещавшись, решили применить наказание. Тот полицейский, что постарше, покачался на каблуках и сказал: «Вы поступили дурно. Драки в общественных местах запрещены законом. Вы затеяли драку да еще и оказали сопротивление полиции. Отправляйтесь немедленно домой».

-- Почему я домой, а он обратно в паб? — пытался возражать наказанный. — Он дрался не хуже моего.

— Отправляйтесь немедленно домой! — отрезал полицейский голосом, не терпящим возражений.

Инцидент был исчерпан. Наказанный поплелся домой, а полицейские, невозмутимо подобрав с тротуара свои шлемы, направились к патрульной машине.

И тут я не выдержал. Любопытство разбирало меня настолько, что я покинул независимо порхавшего в темноте и продолжавшего лекцию о международном положении розового мотылька. Я догнал полицейских и остановил того, что постарше: «Офицер, простите! — я совершенно не разбираюсь в британских полицейских чинах. — Объясните мне, пожалуйста, почему вы оставили шлемы на тротуаре, прежде чем войти в паб?»

-- Видите ли, — полицейский улыбнулся, — шлемы довольно твердые, а в пабе была толпа. Мы рисковали поранить кого-нибудь своими шлемами.

Назавтра в Гайд-парке действительно состоялась антивоенная демонстрация и митингующих действительно было больше миллиона. Еще через несколько дней в Ираке началась война.

Тэгі:

Aug 02

sabachka.jpg

зваць Герда

Тэгі:

Jul 28

pabeda.jpg

Тэгі:

Jul 28

church012_b0405.jpg

2004 год, фота Уладзімера Багданава, www.globus.tut.by
p6250143.jpg

2008 год

такі гамон я пабачыў у вёсцы Ляхавічы Іванаўскага раёна Берасьцейскай вобласьці. драўляная царква Узьнясеньня збудаваная ў 1818 годзе, нядаўна абшытая сайдынгам. чым кіраваўся сьвятар -- невядома. альбо "так прыгажэй" альбо грошы няма куды дзяваць?! самае прыкрае, што такіх сумных прыкладаў ужо добры тузін... хто б гэтым папам мазгі ўставіў?..

p6250147.jpg

p6250148.jpg

Тэгі: ,

Jul 22

_44852494_141dzondzua.jpg

Гамон поўны -- нас рассакрэцілі!.. Цяпер дакладна капец уяздному турызму! Грыгараў зробіць харакіры ў канцы трэцяга квартала. А Нясьвіскі замак ад роспачы дарэшты зраўняюць зь зямлёй!

Поўны фотарэпартаж (22 фота) тут:

http://news.bbc.co.uk/hi/russian/photo_galleries/newsid_7517000/7517548.stm

Тэгі: ,

Jul 20

loshyca.jpg

дабраліся й да Лошыцы: хочуць зруйнаваць сядзібу ды збудаваць муляж, пасекчы яблыневы сад.

акцыя ў абарону Лошыцы -- у панядзелак 21 ліпеня, а 20-й гадзіне.

распаўсюджвайце інфу!

Тэгі: ,

Jul 04

знаходзіцца ў царкве вёскі Моладава Іванаўскага раёна

звон адліты ў 1583 годзе

010.jpg

001.jpg

008.jpg

003.jpg

004.jpg

009.jpg

Тэгі:

Jul 03

зьмяшчаць тэкст ня мае сэнсу -- там трэба глядзець фоткі.

набывайце "Камсамолку" за 3 ліпеня!..

0001.jpg

так выглядаў замак, калі пані Эльжбэта была дзяўчынкай

0002.jpg

хол у галоўным корпусе

0003.jpg

салон перад княскай спальняй

0004.jpg

спальня князя Альбрэхта Радзівіла

Тэгі: ,

Jul 03

рэпартаж пра гэта -- ў сёньняшняй "Камсамолцы".

Едем смотреть старинные белорусские заводы

function fixTitleWidth () { obj = document.getElementById('photoimg'); width = obj.clientWidth; obj2 = document.getElementById('photo-label'); obj2.style.width = width - 20 + 'px'; return; }

Совместный проект «Комсомолки» и сайта Андрея Дыбовского «Глобус Беларуси»

Несвиж

Недалеко от главной площади расположился молочный завод. Основной его корпус был построен примерно в начале ХХ века. Захожу на проходную.

- Знаем, что старый, а сколько лет  не знаем! - весело отвечают женщины-охранницы. - И нет у нас таких уж старых сотрудников, чтобы вам это сказать. А вообще, я вас сейчас к начальнику отведу!..

У начальника в специальной папочке есть история завода. Но начинается она с… 1939 года.

- Мы ведь считаем со дня создания нашего предприятия, а не со дня постройки здания, - пожимает плечами начальник. - Я когда-то у наших старожилов про это расспрашивал, так они говорили, что тут были раньше не то конюшни, не то казармы… А мне, вы знаете, от этого памятника архитектуры одна морока: то подкрасить, то штукатурка отвалится, то протечет где…

Оно и понятно - на фоне замка Радзивиллов и четырехсотлетнего костела столетний завод кажется совсем новым!..

А версия насчет казарм очень вероятная - такие сведения действительно есть в документах. Но изначально, судя по архитектуре, здание это строилось определенно для производственных нужд.

ПО ДОРОГЕ: Несвиж - костел Божьего Тела 1593 года, Замок Радзивиллов XVI - XVIII веков.

Мокраны (Клецкий район)

В деревне Мокраны (Красная Дубрава) мы едем смотреть молочный завод Войниловичей – того самого рода Войниловичей, которые в память о своих умерших детях построили костел Святых Сымона и Алены в Минске. Кстати, сами дети, Сымон и Алена, похоронены в пятнадцати километрах отсюда.

- Які завод? Гэта ж дом ягоны, жыў гэты Вайніловіч тут! - сообщает мне баба Ира, соседствующая с руинами завода. - Тут гадоў дваццаць таму прыязжалі нейкія і павесілі таблічку, што гэта ці геаграфічаскі, ці істарычаскі памятнік... Можа, і зараз тая таблічка ёсьць...

Таблички мы не нашли. Зато нашли непролазные кусты и деревья, из-за которых сфотографировать завод целиком невозможно. А он поистине огромный! Внутри сохранились интересные арки и оформление окон, милая башенка, видны подвалы.

Вдруг у меня под ногами что-то начинает шипеть. Я, признаться, даже в зоопарке террариум обхожу стороной. Поэтому сорокасантиметровая змея в полуметре от босоножка меня не радует. На мое счастье, слизкий гад смотрит мне в глаза, разворачивается и уползает прочь.

- Віктар Адамавіч Дубоўскі, 86 гадоў, - представляется нам соседский дедушка и подозрительно смотрит на моего коллегу Андрея Дыбовского. - А ў цябе адну літару пераблыталі.

От Виктора Адамовича узнаем, что молочный завод здесь был только до 1917 года, пока не пришли коммунисты. А в соседней деревне (это уже была Польша) все было целое аж до 1939 года... При коммунистах в здании завода был детский дом, потом школа.

- Потым у адным пакоі бэлька ўпала, дык школу выселілі - спужаліся, - вспоминает Дубовский. - Астатнія бэлькі нашы мясцовыя на хаты расцягалі... А дом Вайніловічаў разбурылі, і трактарысты калхозныя на ягоным месцы цэлыя ямы павыкапвалі - золата шукалі. А я прыйшоў туды і кальцо найшоў са змейкай. Дык унучцы падарыў у Ленінград...

Мы с Дыбовским дружно выдыхаем «вау!», когда Виктор Адамович невзначай замечает, что его дом - одна из панских хозпостроек. И стенка от сарая с тех времен. Шутка ли - жить в доме, которому 200 лет и который многое помнит!..

ВНИМАНИЕ! Будьте предельно осторожны по дороге к следующему пункту. У вашего корреспондента на этом месте отобрали права следующим образом: на абсолютно новой, идеальной дороге висел знак 40 и «дорожные работы», а в кустах притаились ганцевичские гаишники.

Поречье

Скажите любому местному жителю фамилию Скирмунт  и  услышите длинный интересный рассказ об этом шляхетном белорусском роде.

Еще в 1830 году один из Скирмунтов - Александр - первым на территории современной Беларуси получил патент на научное изобретение. Называлось оно «Снаряд для выпаривания сахарных сиропов на плоских покато-установленных поверхностях». До Скирмунта этот процесс занимал 4 - 5 часов, с его изобретением - три-четыре минуты! А сделано открытие было именно здесь, на заводе Скирмунта, в Поречье. В разные времена этот завод производил спирт, крахмал, сахар, конфеты с помадкой.

- Мы гордимся, что у завода такая богатая история, ему ведь почти 200 лет! - говорит главный инженер Поречского крахмального завода Виктор Иванович. - На заводе у нас работает около 40 человек. Здание старое, разные проверки часто ходят, замечания делают. Мы решили, что если завод вдруг закроется, сделаем здесь дом отдыха и будем рассказывать гостям о славном роде Скирмунтов.

Последний представитель славного рода Скирмунтов покоится в парке неподалеку - в 1939 году его без суда и следствия расстреляли коммунисты…

ПО ДОРОГЕ: Молодово - Вознесенская церковь XVIII века, где находится САМЫЙ СТАРЫЙ В БЕЛАРУСИ КОЛОКОЛ 1583 ГОДА, часовня-усыпальница Скирмунтов 1908 года, Достоево - родовое гнездо Достоевских (тех самых), памятник самому Федору Михайловичу.

Пинск

Наверное, каждый из вас пользовался пинскими спичками. Так вот, производят их в памятнике архитектуры начала ХХ века в стиле модерн. Создатель и владелец завода австро-венгерский подданный Иосиф ГАЛЬПЕРИН в 1913 году входил в список тридцати богатейших людей Беларуси и был там на седьмом месте. Кроме фабрики в Пинске Гальперин владел банкирской конторой в Либаве, лесопильным заводом и шахтами по добыче фосфоритов на Украине и в Бессарабии.

- Ничего про историю завода не знаю, вход на территорию завода запрещен, вот вам наша заводская газета, - на одном дыхании отвечает на все мои вопросы заводская охранница. Потом говорит, что в соседнем корпусе есть стенд с историей завода.

Но все попытки прорваться туда заканчиваются провалом: не положено и все тут! Охранники даже не соглашаются конвоировать меня на минутку к упомянутому стенду или на крайний случай взять у меня фотоаппарат, щелкнуть и вернуться. Так что, дорогие читатели, если попадете туда - пришлите фото стенда. Будем вспоминать нашу историю вместе.

ПО ДОРОГЕ: Пинск - коллегиум иезуитов 1635 года, Успенский костел 1510 - 1712 годов.

ДРУГИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАБРИКИ

* Добруш. Бумажная фабрика 1870 года. Пожалуй, самый большой старинный фабричный комплекс в Беларуси.

* Шклов. Бумажная фабрика 1898 года. Контора фабрики с башенкой похожа на замок!..

Тэгі: